Ползунова Алла Михайловна . Мама российского рысистого коневодства // ЗМ №5(61)/2007

«Садись. Чаю хочешь? Сейчас сделаю. Так чего ты там у меня хотела спросить?» В этот момент в кабинете у Аллы Михайловны Ползуновой раздается телефонный звонок, она извиняется и на 15 минут погружается в телефонные переговоры. «Так на чем мы с тобой остановились?» – говорит она мне наконец. Я успеваю только рот открыть – тут другой телефонный звонок. На этот раз звонят из Франции. И так минут сорок. Алла Михайловна нарасхват.
А чего вы еще ожидали?

Президент Ассоциации рысистого коневодства «Содружество» Алла Михайловна Ползунова недавно отметила свой 70-летний юбилей, на который съехались гости не только со всей России, но и со всей Европы. Алла Михайловна много лет объединяет российских коневодов и является, можно сказать, связующим звеном между Россией и миром. Только за прошлый год она совершила более 20 перелетов, побывала в десятках городов – от Парижа до Пекина. Вице-президент Ассоциации рысистого коневодства Финляндии Исмо Кованен и наездник Лаури Синкконен так сказали о Ползуновой: «Для нас Алла Михайловна – это лицо России», депутат Государственной Думы Андрей Филиппович Кнорр восхищается: «Государства не могут договориться между собой, а ей это удается!»; друзья шутят: «Алла Михайловна, можно найти хоть одну страну, где бы Вас не знали?».Французский наездник Франк Бландэн, присутствовавший на юбилее Аллы Михайловны, высказал свое первое впечатление: «Мне кажется, что она для всех – как мамочка». Точнее и не скажешь – многие из собравшихся признавались, что испытывают к Алле Михайловне сыновние чувства. Мы решили узнать из первых уст, как складывалась жизнь мамы российского рысистого коневодства.

ТРАНССИБИРСКОЕ ДЕТСТВО
Семья Аллы Михайловны жила до войны в Саратове. Никто из родных, как это нередко бывает с будущими иппологами, к лошадям никакого отношения не имел. Отец ее был журналистом – надо думать – честным, поскольку в 1938 году он получил то единственное признание, на которое тогда мог рассчитывать настоящий журналист – его арестовали и сослали в Сибирь. Мать училась на экономиста, но переквалифицировалась на педагога и преподавала в школе историю. Кроме Аллы, в семье было еще трое детей – две сестры и брат. В 1942 году матери с четырьмя детьми пришлось эвакуироваться в Абакан. Благодаря матери, Алла не только закончила десятилетку (два последних класса были тогда платными), но и ходила вместе с братом в семилетнюю музыкальную школу по классу фортепиано. Алла Михайловна, кстати, до сих пор неравнодушна к фортепианной музыке. А на вопрос «Кто Ваш любимый композитор?» она рассмеялась: «Это все равно, что спросить – кто Ваша любимая лошадь? Разве можно ответить? Они все по-своему хороши». 
Что касается общеобразовательной школы, надо сказать, что уровень преподавания был высоким: многие учителя оказались здесь из-за войны или были сосланы. «Все что я сейчас знаю по-немецки, – сознается Алла Михайловна, – мне дали в школе». Алла Михайловна пошла в школу в 6 лет («чтоб на улице зря не болталась»), а уже в 16 – выпускницей с серебряной медалью – она отправилась в Москву, в знаменитую «Тимирязевку». К тому времени у нее уже формируется четкая жизненная программа, которая звучит так: лошади и только лошади. Когда же эта мысль успела поселиться в умной детской голове? 

КНИЖКА ПРО ЛОШАДКУ
Виной всему то обстоятельство, что читать Алла научилась в 6 лет, быстро перечитала все детские книжки, и душа потребовала более серьезной пищи. Такой пищей оказалась книга Н.А.Юрасова «Коневодство». «Теперь-то я понимаю, – говорит Алла Михайловна, что это одна из самых сложных книг по этой теме». Но тогда у нее даже мысли такой не возникало. Книга проглатывалась страница за страницей и казалась упоительнее любого Дюма с Майн Ридом в придачу. Алла Михайловна записалась в библиотеку, и специально для нее выписывали из Москвы книги конной тематики, которые она читала тут же, в читальном зале – выносить было нельзя. Под Абаканом располагался Хакасский конный завод и ГЗК при которой имелся и ипподром. Не знать о его существовании было невозможно – по выходным трибуны ломились от гостей. Алла Михайловна стала наведываться на ипподром сначала в качестве зрителя, но очень скоро «втерлась в доверие» и стала активно помогать – носила номерки из судейской, отшагивала лошадей…  Когда в 1952 году на ее глазах жеребец Корсар установил рекорд Сибири – вот это был восторг! «2.08,4», – без колебаний называет Алла Михайловна время полувековой давности. А это и не удивительно – у Ползуновой превосходная память!
Она всегда без труда отвечает на любой вопрос, моментально выдавая нужные сведения: клички, года, секунды… При этом не важно, в какой стране и когда разыгрывался тот или иной приз: вчера или 50 лет назад…

БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ
«Мне очень повезло с преподавателями», – говорит Алла Михайловна про вузовские годы. На тренировках в учебно-опытной конюшне Алла Михайловна преодолевала маршруты 130 см. Она участвовала в соревнованиях, в 1956 году была победительницей Первенства ВУЗов г.Москвы. Тренер О.О.Роге был, как говорится, суров, но справедлив, и без лишних слов посадил «слабосильную» (ее собственный термин) Аллу Михайловну на жеребца Капота, который был энергичным и добрым, но периодически таскал так, что дыхание перехватывало. Однажды, после разрушения препятствия Алла и Капот упали вместе. Знакомый фотограф в подробностях заснял это действо, а Алле Михайловне снимки так понравились, что она решила послать их маме. Надо ли говорить, какая реакция была у мамы, и что она была очень рада, когда дочь все-таки предпочла конкуру бега. Однако, несмотря на подобные драматические моменты, именно благодаря Капоту Алла Михайловна приобрела драгоценное умение, которое так пригодилось ей в дальнейшем: управлять лошадью с помощью ласки, а не с помощью силы.

Я Б В ПОМОЩНИКИ ПОШЕЛ
Малую практику Алла Михайловна проходила в Хреновском к/з, а основную – в 1-м Московском конном заводе, ему же посвятила дипломную работу. По окончании учебы в 1958 году ее направили туда на работу, но вакантных мест в конной части не оказалось. Тогда Алла Михайловна спланировала и совершила преступление. В то время по закону человек с высшим образованием не мог быть принят на рабочую должность, но Алла Михайловна коварно устроилась на отделение Московского конного завода на ЦМИ простым помощником – к А.Ф.Щельцину. Там она могла ездить на орловских рысаках, которыми восхищалась с тех пор, как впервые увидела заезд орловцев на ЦМИ. А в 1964 году Алла Михайловна стала рецидивистом, потому что перешла – опять в качестве помощника, на этот раз и вовсе второго, к великому наезднику П.А.Лыткину. Конечно, вторым помощником она была недолго – Лыткин оценил ее энергию и способности и «повысил в звании», хотя поначалу и отнесся к девушке скептически. Ведь тогда из 120 человек на ЦМИ было всего 5 женщин.

НАУЧНЫЙ ПОДХОД
В 1969 году Алла Михайловна поступила в аспирантуру и начала готовить научную работу по теме – ни много, ни мало – «Высшая нервная деятельность рысаков». Основным результатом работы стала возможность выявлять беговые качества рысаков и (внимание!) прогнозировать долгосрочную беговую карьеру лошади. Когда Алле Михайловне предложили возглавить тренотделение, она попросила своих друзей начконов и директоров прислать ей на ЦМИ по 2-3 лошади с разных конных заводов. В итоге, у Аллы Михайловны оказался на руках славный набор из травмированных и нервных лошадей. Был, например, такой эпизод: Алла Михайловна заходит в конюшню и видит, как конюх, обмотавшись полотенцем, бегает по проходу. Выяснилось, что лошадь позволяла подходить к себе только женщинам, и конюх решил испробовать трюк с переодеванием, который, судя по всему, провалился. Подобных эпизодов было немало, но некоторое время спустя все лошади значительно улучшили свои резвостные показатели, окрепли, успокоились, затем ушли обратно в завод и оставили хорошее потомство. Успех второй ставки был еще более значительным. Достаточно сказать, что среди лошадей была кобыла Гугенотка, на которой Алла Михайловна установила 8 рекордов и взяла 6 призов за одно лето.

 

КАЖДАЯ ЛОШАДЬ – ЭТО ЛИЧНОСТЬ
Вообще говоря, каждая лошадь у Аллы Михайловны имеет свою историю, и она может долго рассказывать о любой из них. Конечно, заслуживают отдельного упоминания и знаменитый Идеолог, с которым они одержали подряд 3 победы в Призе Мира, и Глициния, с которой они победили годом позже. С особой нежностью Алла Михайловна говорит о жеребце Властном (Васе), с которым они установили в 1975 году рекорд ЦМИ, а затем выиграли международный приз в Москве и Хельсинки. И хоть бы раз подготовка лошади прошла спокойно и гладко, без приключений! Но такого не было ни разу. Идеолог восстанавливался после прижигания, у Васи были проблемы с сердцем…А жеребец Приятель (Прошка), которого Алла Михайловна взяла в 1969 году, отбился от рук после гибели своего наездника, и никто за него не брался. Алла Михайловна стала работать его по своей системе и через 3 месяца ехала на нем на приз. Кстати, узнав, что Алла Михайловна давала коню успокаивающую запрещенную гомеопатию, стенгазета разразилась гневной заметкой. «Аспирант ВНИИКа Ползунова А.М. допускает лечение гомеопатией жеребца Приятеля!» Подпись: Коммунист. В общем, постоянно что-то случалось… Но не могло помешать достижению цели.

ПОЧЕТНЫЕ ОБЯЗАННОСТИ
«Я всегда любила, чтобы люди ходили на конюшню», – говорит Алла Михайловна. Директор ЦМИ М.Н.Эфрос поддержал ее в этой любви, и в 1974 году появился клуб любителей рысистого спорта (сейчас – Клуб наездников-любителей).

С 2003 года Алла Михайловна возглавляет Ассоциацию рысистого коневодства «Содружество». Международный обмен, информационная поддержка, переговоры со спонсорами – словом, все, без чего рысистое дело задохнется в одночасье – все на ее плечах. А тут еще новый крупный проект – возрождение русской тройки. «Ух, дел мы наделали!», – задорно восклицает Алла Михайловна.Ее любят, ей искренне восхищаются, ее уважают. Она – как центр притяжения, как Солнце своеобразной Вселенной, которая называется рысистое коневодство России. С юбилеем, Алла Михайловна! Дарите нам и дальше свой свет и тепло! И спасибо за все.  

 

Дополнительные материалы по теме:

Ползунова Алла Михайловна // Признанная целым миром. 5/1998