Лошади Черчилля

История: Лошади Черчилля

Автор: Юлия ГАЙДУКОВА
Номер журнала: GM №1(203)2021
Фото: Keystone Pictures USA Zuma\TASS

«Нельзя считать потерянным ни один час, проведенный в седле. Молодые люди нередко губили свои жизни из-за того, что владели лошадьми или делали на них ставки, но никогда – из-за того, что они ездили на них верхом. Разве что они ломали себе шеи, но это очень хорошая смерть, если, конечно, дело происходит на галопе». Написавший эти слова Уинстон Черчилль знал, о чем говорил. Можно с уверенностью утверждать, что он провел в седле больше времени, чем любой другой британский премьер-министр. Черчилль ездил верхом на трех материках и в добром десятке стран от Англии до Канады и от Судана до Индии. Поводы к этому были самые разные: от конной прогулки в компании Чарли Чаплина до игры в поло, и от охоты на лис до кавалерийской атаки.

Начиналось все еще в раннем отрочестве, когда юный Уинстон проводил каникулы близ Ньюмаркета в поместье Бэнстед-Мэнор. Это название хорошо знакомо всем, кто следит за британскими скачками, поскольку именно оно сыграло центральную роль в создании заводской империи принца Халида Абдуллы. Сейчас здесь находится конюшня жеребцов-производителей Джаддмонта, где обитают великие Фрэнкел и Кингмен. А в конце 1880-х Бэнстед-Мэнор снимал в качестве летней резиденции отец будущего премьер-министра Рэндольф Черчилль, вместе с которым Уинстон ездил на ньюмаркетскую пустошь смотреть галопы. Как раз в это время Рэндольфу посчастливилось сделать свое самое удачное приобретение в качестве коневладельца: за 300 фунтов стерлингов он купил на аукционе вороную годовалую кобылку от спринтера Трапписта. Лошадь получила французскую кличку Аббесс Де Жуар, предложенную леди Рэндольф – судя по всему, большой поклонницей философа Эрнеста Ренана, написавшего одноименную драму. Для аристократического слуха кличка кобылы звучала очень красиво, но она слабо давалась английскому скаковому люду, особенно букмекерам, которые перекрестили Аббесс Де Жюар в «Абсцесс-да-жар». А произносить это имя приходилось довольно часто, потому что его обладательница скакала в лучших компаниях и нередко добивалась успеха. 
 
К сожалению, через несколько лет Рэндольф Черчилль оказался вынужден расстаться с любимой лошадью – резкое ухудшение здоровья потребовало дополнительных расходов, с которыми едва справлялся семейный бюджет. Но еще до того, как это произошло, от случки кобылы с Сент-Саймоном была получена дочь Феста, проданная в Германию. На новой родине наследницу Аббесс Де Жюар ждала великая судьба – она стала одной из ключевых маток в истории немецкого коннозаводства, даже несмотря на то, что от нее было получено всего 5 жеребят. В начале 1940-х к Фесте восходило уже почти 40 победителей классических скачек Германии, а ее сын Фервор от «трижды венчанного» Галти Мора основал собственную линию, представители которой особенно прославились в спорте.
 
Молодость в седле
 
Будучи подростком, Уинстон Черчилль отличался незавидной слабостью здоровья и хрупкостью телосложения, что причиняло ему неприятности еще в школе, а после поступления (с третьей попытки) в Королевскую военную академию и вовсе стало источником постоянной неловкости, граничившей с унижением. На момент зачисления, которое состоялось в 1893 году, 18-летний юноша имел обхват груди всего 79 см. После двух первых недель своего пребывания в Сэндхерсте он писал матери: «Мне не повезло иметь настолько немощное тело, что я едва выдерживаю повседневные обязанности». Спасением Уинстона стали лошади. Не будучи способен добиться успеха в других сферах физической деятельности, он стал целеустремленно заниматься верховой ездой, и в конце обучения сдал экзамен вторым из 127 кадетов – результат, намного превосходивший его достижения во всех остальных дисциплинах. В программу испытаний входила манежная езда без стремян и без поводьев, с руками за спиной, а под конец десять лучших всадников соревновались между собой, преодолевая разнообразные препятствия в поле. ...
 
Продолжение читайте в GM №1(203)2021