Девочка Елены Сидневой

Конный спорт: Девочка Елены Сидневой

Автор: Егор МЕЛЕНТЬЕВ
Номер журнала: № 1(195)2020
Фото: Horsic photography

 

 

В феврале лидер нашей выездки Елена Сиднева снова дала повод обратить на себя внимание российского конноспортивного сообщества. На национальном турнире в австрийском центре Magna Racino спортсменка одержала победу в Большом призе в паре с кобылой, о которой было мало что известно широкой общественности. В интервью GM Елена раскрыла все секреты, касающиеся Сакуры: например, какую роль в ее приобретении сыграл Владимир Туганов. И, конечно, вспомнила о Фухуре, который до сих пор занимает большое место в ее сердце.

Для большинства российских конников Сакура – это «новая» лошадь Елены Сидневой. Насколько она новая? Как давно вы ее приобрели?

Эту лошадь я взяла в работу в 4-летнем возрасте. С ней мы работаем уже четыре года. В прошлом году попробовали выступать по малым ездам. Получились неплохие результаты, и в этом году мы в первый раз стартовать в Большом призе. Конечно, многое еще нужно доработать, все еще довольно «сырое», но лошадь понравилась и зрителям, и судьям. Тем более, в Австрии – здесь никто не заинтересован в том, чтобы нас как-то «тянуть», оценки были действительно объективные. Это при том, что там ехали мэтры австрийского спорта, нам удалось даже выиграть, и это вселяет оптимизм

С этой лошадью связаны и олимпийские надежды?

Конечно, мы очень хотим квалифицироваться на Олимпиаду. Если все будет хорошо, то сейчас мы поедем на международные турниры. Командная квалификация на Олимпиаду у нас уже есть, а для личной нужно наездить не меньше 66 процентов у пятизвездочных судей на двух разных турнирах. Так что у нас есть еще почти полгода.

Какая она в работе? И насколько по своим внутренним качествам соответствует требованием большой выездки?

С любой лошадью есть свои трудности в работе: кто-то пассивный, кто-то чересчур активный. То есть простых лошадей не бывает, особенно кобыл. Это вообще «особенная каста». Сакура – настоящая леди. Она может быть ласковым котенком, прижимает меня головой к своей груди и начинает ласково хрюкать. В то же время, когда ей что-то не нравится, она может буквально откусить голову, в крайнем случае – руку. Она, как и все талантливые лошади, с характером, это личность. Прямо высказывает, когда ей что-то нравится или не нравится. Под нее нужно подстраиваться, и всегда очень внимательно.

Расскажите, как вы ее приобрели.

Благодаря Владимиру Туганову. Сейчас она принадлежит нам на двоих. Мы очень давно с ним знакомы, уже, наверное, больше 30 лет. И как-то Володя позвонил нам и говорит: «Видел одну лошадь, посмотрите.  Если она вам подойдет, то, может, вы ее возьмете в работу к себе». Посмотрели – хорошая лошадь. Почему нет? В свое время мы ему тоже предлагали лошадь конкурных линий. Она, правда, ему не подошла. Но мы всегда поддерживали общение, находимся в прекрасных отношениях. Я очень уважаю Владимира.

А где она родилась, кто работал с ней в молодом возрасте?

Родилась она в Германии. Честно говоря, про ее молодые годы ничего не расскажу, потому что не знаю. Да и что можно сказать о лошади до трехлетнего возраста – ее заездили и все. Но точно знаю, что она попала в конкурную конюшню к Аркадию Гурфинкелю. Там ее попробовали в конкуре, но она четко «сказала», что прыгать не хочет. Собственно, Туганов там ее заметил и разглядел в ней выездковые качества.

Продажу Фухура очень долго обсуждали в нашем конноспортивном сообществе. Расскажите, как это случилось.

Фухур – мое детище, я растила его с самого молодого возраста. Сейчас уже прошло достаточно времени, и я могу поделиться своими чувствами и мыслями. Вы же понимаете, чтобы выступать, готовить и содержать лошадей, жить, в конце концов, нужны большие средства. Каждый год я находила возможность выступать на одной, на второй, на третьей и четвертой лошади. Но когда я понимала, что уже край, и мы не можем это на себе тянуть, то нам приходилось принимать решения о продаже даже самых хороших лошадей…

 

Полную версию интервью читайте в GM №1(195)2020...